/Files/photogallery/Князюк.jpg

Князюк Наталія Володимирівна

Автобіографія

Я, Князюк Наталія Володимирівна, народилася 26 січня 1972 року в місті Орджонікідзе (нині – Покров), в родині лікарів. Мама працювала дільничним терапевтом в поліклініці, тато працював невропатологом. У 1979 році пішла вчитися в середню школу №8. В 1989 році закінчила 10 класів. Мріяла після школи вступити до педагогічного інституту і отримати професію вчителя російської мови та літератури. Однак за наполяганням мами в 1989 році вступила в Нікопольське медичне училище на відділення сестринська справа, щоб продовжити сімейну династію. Медицина мене тоді не приваблювала, просто не хотіла суперечити мамі. У 1990 році вийшла заміж. У шлюбі народилися двоє дітей – дочка і син. У 1991 році закінчила училище з червоним дипломом.

З 1991 року працювала в Центральній міській лікарні медичною сестрою, а з 1994 року і по теперішній час працюю сімейною медсестрою в амбулаторії №4 КНП «ЦПМСД ПОКРОВСЬКОЇ МІСЬКОЇ РАДИ». Свою роботу люблю. Мені подобається спілкуватися з пацієнтами та допомагати їм, бо працівники поліклініки – їх остання надія. У 1996 році познайомилася з Біблією, яка змінила моє життя. Політично нейтральна.

Почала писати в грудні 2019 року, вирішивши змінити закінчення роману Джека Лондона «Мартін Іден». Ну не подобається мені кінець роману! Він для мене не логічний. Зараз пишу невеличкі оповідання та есе. Люблю подорожувати.

/Files/images/124803968_205412701020586_8560256440486221488_o.jpg

Художница осень

Она пришла, и, как хозяйка, разбросала повсюду листья. Вступив в свои права, она создала тем самым, большой ажиотаж и привнесла в нашу жизнь неповторимый, очень красочный, экспрессивный и колоритный антураж. Мы были не готовы к её появлению на сцену, мы всё ещё распевали летние куплеты. Она – это золотая пора, и она не просилась на подмостки – она гордо взошла по ступенькам, не дав нам закончить свою арию.

Мы всегда не готовы к её приходу.

Где она живёт, ещё никому не удалось узнать. Нанимали даже детективов, но они возвращались, так ничего и не разведав.

Но сначала госпожа, и по совместительству, распорядительница пира, сочные и зелёные листочки на деревьях лишила влаги, и, ни у кого не спросив совета, окрасила их в желтые, оранжевые и багряные цвета. Листья на деревьях сразу возросли в цене, как нефть на бирже, и маклер никак не может рассчитать их правильную цену, боясь продешевить, поэтому их лот снят с продажи.

Она очень любит рисовать и прилетает, казалось бы, совершенно внезапно. Никто и никогда не видел у неё в руках кисть, но более искусного художника вряд ли удастся найти. Её таланту могут позавидовать все баснописцы и знатоки живописи. Её уроки мастерства и виртуозности пера желают брать сильные мира сего. Но она неподкупна – осень не даёт уроки своего ремесла ни за какие деньги.

У неё есть свой самолёт, но где находится его ангар, и откуда начинается её взлётная полоса и где заканчивается, никто не знает.

У неё даже нет часов, но она прекрасно ориентируется во времени, приходя точно по расписанию, не опаздывая ни на минуту.

О своём приходе она не сообщает, заносчиво предполагая, что её все должны ждать, выглядывать со всех окон, взбираться на возвышенности, и вторить улетающим на юг уткам.

Где она берёт такие краски?

Ведь даже в самых фешенебельных магазинах нет такого выбора палитры, гаммы и экспрессии, ну нет нигде такой цветовой композиции! Разноцветная акварель и гуашь нервно спорят в сторонке, завидуя её яркости и неповторимому таланту! Даже масляные краски не имеют такого вкуса, фасона и манерности, какие добавляет осень в незатейливые и тривиальные, элементарные и такие заурядные, иногда туманные дни!

Она такая богатая! Не потратив ни единой копейки денег, она одела на деревья изысканны наряды. Осень опустошила наши шифоньеры, вложила в души столько света, тепла и доброты!

А нам так хочется её всё время отогнать, и мы с ней боремся, как и с первыми своими морщинками, но эта борьба бесполезна – опыт не скрыть за тональным кремом и матирующей пудрой.

И красота наша – и в первых гусиных лапках, и в небольших пигментных пятнах на лице и руках – это признаки мудрости, как и жёлтые листья на деревьях – признак осени, шикарной, щедрой и очень интеллигентной госпожи!

Осень не имеет возраста, зато у неё столько разной одежды!

Если вы узнайте цену всем этим разноцветным одеяниям, вы будете поражены – ещё не придумали валюту, за которую можно выкупить осень!

Её наряды бесценны!

Восхищайтесь ими, носите их с гордостью и величием, любуйтесь каждым платьем, каждым шарфиком, кофточкой или костюмом с её плеча!

И любите – себя, своих близких, поите их вкусным чаем со сладостями, не обходите детей своим вниманием и заботой, не забывайте про стариков – они в любую минуту могут уйти, не прощаясь, как приходит и уходит осень. Побалуйте себя и своих родных разноцветной листвой – подбросьте её вверх, пусть она разлетится во все стороны, ляжет вам на плечи и головы, укроет лица и голени, пусть она сделает ваш день!

Ощутите её сладость, её аромат и её шуршание, которое не похоже ни на какие другие звуки, послушайте её романсы, её лебединую песню – и вы станете богаче! Ведь ничто в мире не стоит так много, как дорогие сердцу воспоминания! Они бесценны!

Полюбите осень, ощутите её аромат, прижмитесь к её солнцу, облакам и звёздам, пройдитесь её тропой – попадите в плен в её объятья!

/Files/images/124184127_204745751087281_8594065586859867167_n.jpg

На крыше

Она быстро бежала по лестнице, звонко стуча своими замшевыми чёрными туфельками на высоких каблуках. Ступенек было много, но она проворно неслась по ним, взбираясь на самую высокую точку – полюбившуюся ей крышу высотного здания. Фантазёрка спешила в своё убежище, которое по воле случая с недавних пор стало для неё местом, где в одиночестве она могла предаваться мечтам, там, где она могла наблюдать за удивительным закатом, провожая в очередной раз оранжевое светило на ночёвку, каждый раз, с надеждой, что завтра обязательно наступит новый и счастливый день.
Любительница экстравагантного релакса выключала свой сотовый телефон и, откинув локоны с бледного и грустного личика, смотрела на мир с высоты сорока восьми метров.
Мечтательница садилась в раскладное кресло, которое она приставляла к самому ограждению на крыше, отделявшего её от такого желаемого полёта вверх….
Гурманка доставала из сумочки термос с крепким кофе, наливая его в красивую чашечку из тонкого фарфора, и, отпив глоточек, закрывала от удовольствия глаза. Эстетка даже тихонько мурчала, словно сытая и довольная кошка. Достав из пакетика шоколадное печенье, она откусывала его по маленькому кусочку, явно наслаждаясь прекрасным мгновением и восхитительным вкусом полюбившегося ей лакомства. Часто девушка читала здесь одну книгу, позволяя ветру переворачивать её страницы. Они легонько пролетали, обдавая её запахом типографской краски и глубоким смыслом, изложенным в этой Книге книг.
Волосы Алины развевались на ветру, касаясь её спины, голубой шёлковый шарфик трепыхался, словно парус на одномачтовом корабле, а висюльки на клетчатом пледе весело подпрыгивали как горячие спагетти в сите. Всё это было так живо и волнительно! Кутаясь в пончо, Алина смотрела вниз. Там, на улице, каждый жил своей жизнью – кто-то спешил домой, обвешанный пакетами со снедью, кто-то бежал на свиданье, на ходу поправляя воротник кашемирового пальто, а кто-то неторопливо шёл к дому, где его никто не ждал. Впрочем, обычный стандартный день.
Алинка отпила свой любимый и открывающий уставшие глаза напиток и пребывала, путалась, впрочем, как и всегда, в своих витиеватых мыслях.
Страницы недописанного романа сегодня не будоражили её голову. Она не думала о написании продолжения захватывающего сюжета и не развивала дальше тему повествования – ей казалось, вполне логичным завершение своего опуса, которое она хотела прожить так же, как и её героиня.
Её, как и действующее лицо незаконченного романа, жизнь не баловала.
Девушка не знала ни своей мамы, ни отца. Алинку, некогда совсем ещё кроху, нашли в женском туалете провинциального городка. Малышка лежала на плитке, прикрытая ветхим, грязным одеялом и тихонько спала, не подозревая о том, что она осталась совсем одна. Ребёнка нашла случайная женщина, которая наклонилась, завязывая шнурок и заметила голую детскую ножку, выглядывающую из-под старого лохмотья.
Пребывание в Доме малютки, затем детство в интернате, ежесекундная борьба за выживание – всё это ей пришлось преодолеть и выдержать.
Ненужная никому, в первую очередь своей родной матери, она, вопреки, всему, выжила.
Алина хорошо училась. На удивление, ей легко давались иностранные языки, а любовь к литературе открыла ей дорогу в университет и студенчество. Там она и познакомилась с Олегом – выходцем из образованной и интеллигентной семьи.
Первая любовь, цветы, конфеты, стихи – всё это вскружило голову девушке, и она поверила, что сказке быть в её жизни. Влюбившись и полностью отдавшись своим чувствам, молодые люди поженились.
Многие считают, что дети, выросшие без роду и без племени на попечении у чужих людей – особые. Так и есть – они отличаются от детей, выросших в семье и познавших материнскую любовь и заботу.
Алина пыталась соответствовать своему новому статусу замужней женщины – тщательно изучала различные кулинарные рецепты, чтобы радовать мужа своими шедеврами, старалась быть своей в доме у свёкра со свекровью, дарила им небольшие подарки, всей душой желая понравиться им. Ей так хотелось иметь большую семью!
Окончив университет, Олег и Алина вышли на работу и поселились в однокомнатной квартире, которая располагалась в доме на шестнадцатом этаже. С окна открывался прекрасный вид на море, которое издалека манило и звало, призывая побродить по многолюдной набережной, подкидывая ногами камешки, проследить за стаей неугомонных чаек….
Девушка радовалась каждому дню, проведённом в лоне своей семьи, ей казалось это счастьем, приходя домой утыкаться носом в затылок мужа, вдыхая в себя его запах, стирать его рубашки, прижимая их к груди, танцевать с ними, кружась в страстном вальсе, зажигать свечи, всматриваясь в причудливые тени…
Но сейчас все эти восторженные воспоминания, словно смыло налетевшей волной на песчаный берег. Море проглотило радость, оставив лишь боль и слёзы. Солёные ручейки теперь частенько начинали свой путь из её карих глаз. Слезинки одиноко бежали по её лицу, обрамляя его с двух сторон, превращая его в печальную маску….
Олег и Алина уже готовились стать родителями, как на пятом месяце беременности, все их мечты разбились, как бьётся дорогая и праздничная посуда, оставляя вместо себя лишь острые осколки былой роскоши.
Не смог Олег справиться с горем. Через несколько месяцев он завёл любовницу.
Уходя из когда-то их тёплого и уютного гнезда и хлопая дверью, любимый сказал Алине:
– Правду говорила мне моя мама, что от детдомовки ничего хорошего нельзя ожидать. Ты – никому не нужное создание, ты – никто, и звать тебя – никак. Даже родить мне не смогла. От такой, как ты, даже мать убежала, выбросив тебя, как мусор, на помойку!
От горя и одиночества Алину спасла крыша. Выпросив ключи от иллюзии свободы у печника, теперь она каждую свободную минуту проводила здесь. Ей нравилось наблюдать за плывущими по небу облаками, писать свой роман о любви и читать Книгу Жизни, обретая с её страниц надежду.
Но сегодня тоска накатила на девушку с огромной силой, выбив почву из-под ног, бросив её в бушующее море отрицательных эмоций.
– Никому не нужна! Никто не любит! Нет ни одной души, которой я дорога и которая будет по мне горевать! – отчаянье перекрыло кислород и здравый смысл в израненной душе девушки.
Алина подошла к перилам, отделявшим её от свободного падения в никуда.
– Сейчас – это выход – решила она.
Взяв в руки свой роман, девушка бросила его вниз, туда, на землю, где каждый жил своей жизнью и не думал о ней. Страницы, одна за одной, медленно пикировали в воздухе, как небольшие островки, где плясали буквы, слова и предложения. Листки бумаги обрели свободу и парили как фантомы, оглашая утопию своего независимого полёта.
На миг, жизнь потеряла для Алины смысл. Всё, ради чего она жила, потеряло вдруг ценность.
Ветер шевелил волосы на голове у Алины. Шёлковый шарфик соскользнул с её шеи, и, расправив крылья, закружился, нехотя покидая свою хозяйку.
Алина посмотрела по сторонам. Взгляд её упал на раскрытую Книгу. Страницы бестселлера махали ей своими руками, останавливая её от безумного, секундного порыва.
– Остановись! Не опускай руки! Жить стоит! Есть тот, кто любит тебя! – кричали листы бумаги – Никогда не теряй веру и надежду – этот якорь для души! Никогда не сдавайся!
Алина решила в последний раз прочитать страницу из книги, на которой ветер остановил свой бег. Заплакав, девушка прочитала : " Не бойся, потому что я с тобой. Не озирайся по сторонам, потому что я твой Бог. Я укреплю тебя, помогу тебе, буду крепко держать тебя правой рукой праведности". ( Исаия 41: 10).
Отпивая очередной глоток ароматного кофе, Алина дописывала счастливое продолжение своего романа. Сидя на крыше, она снова куталась в шерстяной плед.
– Спасибо Книге! – подумала она – а ещё люди считают, что Библия – мёртвая книга!
Библия дарит жизнь! Читайте её!

/Files/images/Исцеление морем.jpg

Исцеление морем

Он, она и море – бескрайнее, безграничное, необозримое, и почти исцеляющее….
Вы верите в то, что море может лечить –
перевязывать раны, солью посыпать рубцы, врачевать душевную боль, и, конечно же, возвращать к жизни, когда становится совсем тошно?
Говорят, боль уменьшается года через три, после пережитой потери. Так обещают. Может врут?
Таня бродила по берегу Азовского моря. Босыми ногами она касалась кромки воды. Наклоняясь, она рассматривала медуз, издали похожих на трёхлитровые банки с берёзовым соком. Дивных морских чудовищ женщина не боялась, она наблюдала за их танцем в воде, за их грацией и удивительными телодвижениями. Таня собирала красивые морские камешки и ракушки. Заприметив очередной Божий шедевр, она наклонялась, брала понравившийся экземпляр, обмывала в воде и перекладывала его в пакет. Милых сердцу камешков было много, так что все они проходили тщательный отбор, своеобразный конкурс красоты. Поверьте, камешки были все такие изумительные и замечательные! Белые, серые, чёрные, зелёные и жёлтые, они блестели на солнышке, улыбаясь во весь свой беззубый рот и просто сами просились в руки! Отдыхающие на побережья лениво наблюдали за смешными манипуляциями молодой женщины – в отпуске хочется подставлять бока пока ещё тёплому солнышку и стараться вообще не думать ни о чём, а быть сторонними наблюдателями, да ещё и по ходу пьесы, изредка выплёвывать уничижительные реплики.
Андрей сидел на песке, внимательно следя за любым движением супруги, за каждым её шагом и поворотом головы. Он заглядывал ей в глаза, силясь прочитать её мысли, опасаясь увидеть там боль. Как хотел он забрать себе её горечь, потому что не понаслышке знал, как тягостно терять близких. Мужчина хотел, чтоб она улыбалась, как когда-то раньше. Он верил, что скоро так и будет, а сейчас он не сводил от неё глаз, пытаясь предвидеть её настроение и в нужный момент оказаться рядом, обеспечивая помощь и поддержку, деля с ней не только аплодисменты в счастливые времена, но и разделяя жизненные удары, стараясь подставить под них свою спину, руки и голову, чтобы меньше перепало ей тревог и забот, неся не только свой столб мучений, но и её, подложив под невзгоды свои плечи, сердце и разум, словом, всего себя.
Море, сентябрьское море, долгожданное, тёплое и почти всё прощающее, смывающее гнетущие воспоминания….
Оно успокаивает, презентует восхитительные рассветы, потрясающие и незабываемые оранжевые закаты, купая солнце в своей солёной воде, растворяя в ней, казалось, все печали и горести.
Ласковые волны легонько касались берега – они не спеша дотрагивались к песку, и, вежливо попрощавшись, убегали назад в свой дом, в свою крепость.
Белые чайки стаями летали над водой, выглядывая свою будущую добычу, которая дрейфовала у самого берега. Мелкая рыбёшка вереницей скапливалась в косяки, но стать чьим-то завтраком явно не хотела! Только Таня делала шаг на встречу плавающим созданиям, как они мгновенно совершали невероятную рокировку, покидая своё место обитания и путая карты.
Море – место, где можно встретить удивительных людей!
На городской пляж, опираясь на трость, которую и тростью-то не назовёшь – выструганная с дерева и слегка отшлифованная палка, шёл сгорбленный и седовласый старик. Обветшалая, старая и потерявшая от многочисленных стирок яркость и первоначальный цвет одежда, висела на нём. Непонятного цвета футболка болталась на иссохшем теле и была одета поверх белесо-серых брюк. Дедок шел по деревянному настилу к морю, не подкачивая штанины, он забрёл прямо в воду. Бросив на песок свою третью опору, он стал тщательно вымывать свой пятилитровый эмалированный бидончик. Отдыхающие во все глаза смотрели на пожилого человека – на несколько минут он стал достопримечательностью пляжа – взгляды людей были сосредоточены на нём. Невольные наблюдатели не понимали – неужели пенсионер пришёл на пляж для того, чтобы вымыть свою посуду?
Дедушку ничего не смущало – он осторожненько начищал песочком свой бидончик и ни на кого своего внимания не обращал!
Наконец, отполировав до блеска свою кухонную утварь, он набрал в неё морскую воду. Одной рукой опираясь на палку, а другой, крепко сжимая ручку своего бидончика, дедуля ступил на деревянный настил. Он медленно шёл по нему, пока не остановился и его взор не упал на сидящих и обнявшихся на ступеньках Андрея и Таню.
– Что, молодые люди, отдыхаете? – промолвил он, поставив своё сокровище на песок.
– Да, коротаем свой отпуск здесь, у моря – ответил Андрей.
Старик, прищуривая глаза, внимательно смотрел на Таню.
– А зачем вам морская вода? Куда вы её несёте? – не справившись со своим любопытством, спросила женщина.
– На базар несу, продавать – шутил старец.
Немного помолчав, он, глядя далеко в море, казал:
-Любушке своей воду несу. Ноги у неё болят, все суставы выкручивает. Она делает компрессы с морской водой – вроде от них ей становится легче. А, может, она посылает меня сюда, чтобы я прогулялся и подышал чистым воздухом, ведь я всё время при ней – не встаёт она с постели – угрюмо ответил заботливый муж. Детей нам Бог не дал, всю жизнь мы вместе с Любушкой прожили. Всё у нас с ней бывало – и горести, и небольшие радости вместе переживали, да дожили, вот, до глубокой старости – казалось, старик разговаривает сам с собой.
И вдруг, словно, что-то в его лице поменялось при воспоминаниях о супруге!
– Она так любила петь и танцевать, а я её всё время останавливал, ну не нравилось мне, когда на неё другие с восхищением смотрят! Ревновал я, подозревая её напрасно – она ни разу не ответила на ухаживания других мужчин. А сейчас, я так хотел бы, чтобы она танцевала. Ну, хоть бы, чтобы она ходила! Чтобы мы вместе, под руку, опираясь на клюку, приходили сюда, любуясь нашими красотами. Но пока это не реально.
Морщинистые складки, которые, на мгновение, почти разгладились при воспоминаниях о супруге, опять появились на его обветренном светло-коричневом лице.
Цепким взором окинув супружескую чету, местный житель опять, как будто разговаривая сам с собой, сказал:
– Знаете, всю жизнь я чего-то ждал – то утра, то вечера, то очередного отпуска, и, такое впечатление, что и не жил вовсе. Оказывается, в календаре так мало дней!
Мы с Любушкой вовсе за пределы своего города не выбирались никуда, а ведь была возможность попутешествовать по стране, и деньги были, и ничего нас здесь не держало. Молодость и вовсе проскакала мимо нас, быстро, незаметно и на большой скорости. Зрелость на секунду задержалась, посеребрив нам виски, но мы так выводы и не сделали. А вы, молодые, ничего не оставляйте на потом, живите сегодняшним днём – любите, посещайте новые места, не затаивайте обиды, берегите близких – их с каждым днём становиться будет всё меньше!
Ещё раз зацепив взглядом Таню и прокашлявшись, старик продолжил:
– Всё у тебя, горлица, будет хорошо. Душевная рана постепенно затянется, поверь мне. Только не ослабь руки, делая добро, и мужа своего уважай – хороший он у тебя, а я в людях разбираюсь. А сейчас послушай меня, старика, я знаю, что говорю. Купи хлебушек и покорми чаек – они на лету будут хватать кусочки хлеба. Птицы будут летать над тобой, взмахивая крыльями и подарят тебе больше свободы. Это принесёт тебе большое удовольствие! Походи по берегу, побросай в воду камешки – посмотри, как они будут опускаться на дно моря, образуя круги – это очень успокаивает! Окунись с головой в море – ничего, что намокнут волосы, высушишь потом. Так ты оставишь там свою тоску и разгонишь печаль. И ещё – съездите на косу – там просто волшебная голубая вода! Она обладает лечебным действием. Походи, детка, по пустынному пляжу и покричи – с криком выйдет из тебя твоя досада. Всегда будь благодарна мужу – любит он тебя, я вижу это.
Теперь старец посмотрел на Андрея, взял в правую руку бидон с водой, он сказал:
– Береги её, свою половинку, красивая она у тебя. И ещё, запомните одну истину – всё пройдёт, и это тоже пройдёт – напоследок сказал он – пойду, заболтался я что-то с вами, Любушка меня ждёт. Куплю ещё ей шоколадку, сластёна она у меня. Да, и ещё. Читайте Библию, она исцеляет раны и даёт надежду. С этими словами, опираясь на палку, мужчина ушёл.
Через два дня старик опять пришёл к морю за водой. Андрей и Таня напросились к нему и Любушке в гости. Молодые люди помогли донести тяжёлый бидон с водой и угостили пожилую пару сладостями и фруктами. Глаза всех этих людей излучали радость, ведь делая добро, каждый из них становился намного счастливее.
Может, старик, был волшебником?
Не поверите, проделав все эти нехитрые действия, предложенные дедулей – Таня и Андрей стали чуточку счастливее. Они купались, с удовольствием кормили голодных чаек, которые на лету хватали свою трапезу, брызгались водой, бросали камешки в море, держались за руки и смотрели друг другу в глаза, словом, расслаблялись и любили жизнь.
А вы верите, что море способно исцелять душу?
Кiлькiсть переглядiв: 43

Коментарi